На тропе байбака Печать

На тропе байбака (18.06.2014)

Сурки у нас пока не болеют, но рядом – на Украине – очаг опасной даже для человека туляремии

 

 

 

 

Как жаль, что человек не понимает языка братьев наших меньших, а то сколько бы интересного узнали во время поездки по охотничьим угодьям в Яковлевском районе.

Мы отправились туда с сотрудниками управления Россельхознадзора по Белгородской области накануне открытия охоты на байбака. Цель – мониторинг эпизоотической ситуации в местах обитания сурков – байбаков.

Здоров ли ты, братец?

– Здравствуйте вашей хате!

– Кугу.

– Как вы тут себе поживаете? Не болеете ли?

– Кугу хру кух, кух.

Это я подкралась по байбачьей тропке к норе, куда только что юркнул зверёк, стоявший столбиком до появления непрошеных гостей, и попыталась с ним поговорить. Думала, спрячется глубоко и затаится, но на первые мои дурашливые слова байбак ответил, потом вообще осмелел и «заговорил» целыми предложениями! Правда, больше не показался. Зато его сородичи издалека с любопытством долго рассматривали нас и нашу машину.

В Россельхознадзоре накануне охоты на байбака опасаются заноса в нашу область с территории Украины туляремии – три года подряд в Харьковской и Луганской областях регистрируется это опасное заболевание. Туляремия передаётся людям: температура может повышаться до 40 градусов, болит голова, мышцы, увеличиваются лимфатические узлы, печень, селезёнка, появляются нарывы…

– Были годы, когда в СССР, чтобы избежать эпидемии болезней, передающихся грызунами, создавались специальные ликвидационные отряды для истребления сурка. В норы закачивали газ хлорпикрин, затыкали все входы, и зверьки погибали, – рассказал ведущий специалист-эксперт регионального управления Россельхознадзора Сергей Москвитин. – Потом пришлось заносить байбака в Красную книгу, где он оставался до 1997 года.

Байбаков мы искали в Сашенковом логу. Искали, потому что или осталось их там совсем немного, или нас испугались.

– Помню годы, когда тут жили до 700 сурков. Едешь, а они как мыши через дорогу бегали, –сказал Сергей Александрович. – А в наше время вообще наибольшая численность сурка в Волоконовском, Валуйском, Вейделевском и Ровеньском районах – по границе с Украиной. Эта популяция трансграничная, она занимает и нашу территорию, и Луганскую, и Харьковскую. Звери границы не признают.

Сурчины есть, а обитателей не видать. Трава высокая, скот теперь почти не пасётся. По мнению охотоведа, травяной покров, когда его не косят и не стравливают скоту, деградирует. Вместо разнотравья земля покрывается пыреем и другой жёсткой растительностью. А байбакам, поскольку воду они вообще не пьют, требуется сочная зелень. Сухая трава ложится на землю толстым войлоком, который вспыхивает от малейшей искры. Сурки в этих зарослях стали лёгкой добычей для лисиц и бродячих собак. Рано утром и поздно вечером хищники так и шастают. Более того, лисы сурков подъедают и занимают их норы – чтоб рядом со «столовой». Свою немалую лепту вносят и браконьеры. Всё это делает байбачью жизнь грустной. Плодятся в таких условиях они неохотно.

– Вон, вон сразу два, – раздался чей-то ликующий шёпот. – Разговаривают или ругаются?

– Это семья. Папа лежит, а мама стоит, – со знанием дела определил Сергей Александрович.

– А как вы узнали, кто мама, а кто папа?

– Папы же всегда лежат, – пошутил Москвитин. – Детей не видно, где дети? Либо лисица в этом бурьяне их переловила, либо питание неподходящее для производства потомства. Байбаку нужно съедать 30-40 видов трав, чтобы образовался полноценный жир для зимовки и появления детёнышей. А тут всё забивает пырей.

Очаг на границе

Сурков мы отыскивали с трудом, зато нас сразу приметили егеря и выросли на нашем пути. Выяснили, кто мы такие, разговорились, вспомнили старые времена.

– Сейчас здесь живёт немного больше сотни сурков. Раньше гораздо больше было. Травой всё зарастает, и они уходят отсюда, – подтвердил предположение Москвитина охотовед охотхозяйства «Смородинское» Иван Комов. – В 1979-1980 годах мы завезли сюда 40 байбаков из Валуйского района, выпускали в Сашенков лог и ещё в одну балку возле села Смородино, они любят жить, где есть мел. Потом байбаки начали расселяться и заняли большую территорию охотничьего хозяйства. Размножение шло очень хорошо, их популяция здесь достигала 700 особей. Сейчас наша задача – отстреливать лисиц и собак.

Неожиданно мы нашли настоящий сурчиный мегаполис. Это возле села Вислое. Там тьма непуганых, общительных зверьков. Пасутся вперемешку с козами и коровами. Вот где травка сочная, зелёная, как раз такую любят байбаки.

Охота на байбака в Белгородской области откроется в июле. Его мясо у охотников считается деликатесом: дескать, зверёк «чистый», ест только травку. Многие лакомятся им прямо на природе, снимают шкурку, тушку потрошат и тут же жарят на костре. Условия приготовления там известно какие, да и мясо на костре прожаривается неравномерно, счастье охотников, если дичь ничем не болела. Пока состояние популяции сурка в области, по словам Сергея Москвитина, не вызывает тревоги, однако очаг туляремии – на нашей границе. Контроль на Украине за эпизоотическим состоянием ослаблен, поэтому белгородцам нужно быть вдвойне внимательными к окружающей природе.

Чтобы избежать больших неприятностей, сотрудники управления Россельхознадзора просят охотников соблюдать санитарные и ветеринарные правила и сообщать о случаях падежа животных в дикой природе.

 

 

Ирина Селюкова